Среди степных антилоп: экспедиция к местам размножения сайгака. Фотохроника

Среди степных антилоп: экспедиция к местам размножения сайгака. 
Фотохроника

Авторы проекта:
Володин Илья Александрович, Володина Елена Владимировна

Предисловие, или почему мы отправились в экспедицию изучать звуки сайгака

Сайгак - это единственная крупная антилопа, имеющая хобот. Подобно слонам, сайгаки издают звуки через нос и через рот, и представляют великолепную модель для сравнения акустических признаков носовых и ротовых звуков. Из-за хобота путь звука от голосовых связок до выхода из носа превышает по длине путь до выхода изо рта, что позволяет напрямую оценивать влияние длины вокального тракта на звуки.

Кричат все возрастные классы сайгака - и детеныши, и взрослые самцы, и самки. Взрослые самцы во время гона кричат только через нос, предварительно сильно сдавливая его с боков. Нос при этом еще и растягивается примерно на 20 процентов, что в свою очередь вызывает снижение резонансов вокального тракта (формант) и позволяет самцу на слух казаться больше, чем он есть на самом деле [1, 2, 3]. А самки и детеныши кричат как через нос, так и через рот [3, 4]. Структура носовых и ротовых контактных звуков сильно различается, поэтому очень интересно, какие признаки позволяют матерям и детенышам находить друг друга в плотных скоплениях [4].

Однако до сих пор мы изучали звуковое поведение сайгака только в неволе, где вокальное поведение и признаки звуков могли отличаться от естественных. Поэтому большой удачей для нас стала возможность присоединиться к экспедиции в места размножения сайгаков в Казахстане в мае 2014 года. В отличие от сокращающейся Калмыцкой популяции в России, численность сайгаков в Казахстане увеличивается и сейчас составляет около 200000 голов. Экспедиция была организована Ассоциацией по сохранению биоразнообразия Казахстана (АСБК), и кроме нас в ней также принимали участие специалисты по болезням диких животных из Института биологической безопасности Казахстана и Лондонского Королевского ветеринарного колледжа Великобритании, и специалист по вокальной анатомии копытных из Института биологии зоопарковских и диких животных из Германии. Наше участие в экспедиции было поддержано РФФИ (грант 12-04-00260а).

Экспедиция, отраженная в фотохронике - это продолжение и развитие наших исследований по структуре звуков и вокальной анатомии сайгака, выполненных при поддержке РФФИ. По материалам этих исследований уже опубликованы 4 статьи:

1. Frey R., Volodin I., Volodina E., 2007. A nose that roars: anatomical specializations and behavioural features of rutting male saiga. // Journal of Anatomy. V. 211. № 6. P. 717-736 (поддержано грантом РФФИ 06-04-48400а).

2. Володина Е.В., Володин И.А., 2008. Дуэли и серенады в мире животных: на носах и голосах. // Природа. № 8. С. 17-22 (поддержано грантом РФФИ 06-04-48400а).

3. Володин И.А., Володина Е.В., Ефремова К.О., 2009. Антилопа, кричащая через нос: структура звуков и влияние полового отбора на вокальное поведение у сайгака (Saiga tatarica). // Зоол. журн. Т. 88. № 1. С. 113-124 (поддержано грантом РФФИ 06-04-48400а).

4. Volodin I.A., Sibiryakova O.V., Kokshunova L.E., Frey R., Volodina E.V., 2014. Nasal and oral calls in mother and young trunk-nosed saiga antelopes, Saiga tatarica. Bioacoustics, V. 23, № 2, P. 79-98 (поддержано грантом РФФИ 12-04-00260а).

Описание фотографий

Фото 1. Колонна экспедиционных машин
Экспедиция к местам размножения сайгаков отправляется на машинах, которые движутся колонной, поддерживая связь с помощью раций. Путь предстоит неблизкий, с двумя ночевками, одна из которых в придорожной гостинице, а другая в палатках прямо в степи. По дороге закупаем провизию, набираем в бочки и фляги воду. На месте питьевой воды не будет.

Фото 2. Поле тюльпанов
Поля цветущих тюльпанов можно увидеть только в первую декаду мая. Цветки разного цвета, от белого и желтого до розового и малинового, хотя это все один вид, тюльпан Шренка. Об этом узнаем от ботаника нашей экспедиции, Татьяны Сидоровой. Тюльпан ядовит, но видимо сайгакам это не вредит. Беременные самки очень избирательны в пище и едят только отдельные виды трав, но тюльпаны для них одно из любимых лакомств. Мы встречали множество тюльпанов с цветками, скусанными сайгаками.

Фото 3. Поле татарского ревеня
Сайги часто рождают сайгачат на полях татарского ревеня. Это происходит, когда большие листья ревеня начинают желтеть, и новорожденные сайгачата очень похожи на эти листья и по цвету, и по размеру.

Фото 4. Ковыль
А вот ковыль сайгаки не едят, и на куртинах ковыля не задерживаются, проходят мимо.

Фото 5. Палаточный лагерь
Палаточный лагерь экспедиции раскинулся прямо в степи. Нарочно выбрано место в паре километров от котлована с водой, вырытого когда-то для того, чтобы поить овец. Хотя за технической водой для мытья посуды и других нужд придется ездить, но комаров столько, что спрятаться от них удается только в палатке или в автофургоне. Около воды их просто неисчислимые полчища.

Фото 6. Уточнение места расположения группировки сайгаков
Руководители экспедиции уточняют местоположение группировки самок сайгака для будущих учетов. Понять точное расположение группировки в конкретный день помогают технологии на основе гео-информационных систем, позволяющих отслеживать самок, помеченных спутниковыми ошейниками, через Интернет. Перед рождением сайгачат группировка беременных самок начинает двигаться медленнее и кружит по большому радиусу в несколько километров вокруг определенного места. Несколько самок из этой группировки помечены спутниковыми ошейниками, и по их координатам уточняют расположение всей группировки. После чего руководители экспедиции прокладывают маршруты учетных трансект шириной 60 метров и длиной 10 км, на которых будет проводиться учет родившихся сайгачат.

Фото 7. Учетчики на трансекте
Период массовых родов несколько варьирует по датам в зависимости от года и для разных группировок самок в один и тот же год. Поэтому приходится начать проходы по трансектам заранее, еще до периода массовых рождений. Машину оставляют в двух-трех километрах от места рождений, чтобы не пугать самок и не наехать случайно на затаившегося сайгачонка. Поэтому ходить пешком приходится очень много, как по самим трансектам, так и для того чтобы дойти до нее и вернуться к машине. В результате первого учетного маршрута в общей длиной 27 км по кочковатой степи наша группа обнаружила всего 34 родившихся сайгачат.

Фото 8. Стадо беременных самок сайгаков
Самки сайгаков держатся поодаль от людей и подпускают их не ближе чем на 500-600 м. Утром стадо сайгаков движется рассредоточено и быстро, но при этом они успевают и пастись.

Фото 9. Новорожденный сайгачонок
Этот сайгачонок родился менее часа назад. Он уже свободен от околоплодных оболочек, но еще совершенно мокрый. Мать после родов сразу же уходит, оставляя малыша обсыхать. Лежать практически неподвижно - это единственный шанс для малыша остаться не обнаруженным хищниками и сохранить достаточно сил, чтобы дождаться матери, которая позже придет его покормить.

Фото 10. Стоящий новорожденный сайгачонок
Еще мокрый новорожденный сайгачонок уже способен стоять и даже ходить.

Фото 11. Отлов сайгачат для взвешивания
Сайгачата, которые родились недавно, не убегают от человека. Их взвешивают на специальных весах и определяют пол по наличию зачатков рогов и другим признакам. В дни массовых рождений число сайгачат на 10 км трансекты могло достигать двухсот, поэтому работать приходилось в интенсивном темпе.

Фото 12. Взвешивание
Сайгачонка взвешивают и записывают координаты точки поимки. Затем его укладывают обратно на лежку.

Фото 13. Укладка сайгачонка на лежку
Так правильно укладывать сайгачонка обратно на лежку после взвешивания. Ноги осторожно складывают под туловище, глаза плотно прикрывают рукой. Как правило, сайгачонок остается лежать там, где его уложили. Так он менее заметен для хищников и потратит меньше энергии, чем если будет двигаться.

Фото 14. Сайгачонок и свежий послед
Свежий послед очень часто лежит рядом с сайгачонком, что свидетельствует о том, что мать оставляет детеныша в том месте, где он родился. Удивительно, но мы практически не видели хищников, которые бы питались этими последами или угрожали сайгачатам, ни пернатых, ни четвероногих.

Фото 15. Затаившийся сайгачонок
Этот сайгачонок уже совершенно обсох и его шерстка расправилась. К такому лучше подходить сзади, иначе он убежит.

Фото 16. Двойняшки
Двойни у сайгаков скорее норма, чем исключение. Очень часто двойняшки лежат рядом.

Фото 17. Лежащий сайгачонок с поднятой головой
Сайгачонок на второй день жизни при появлении опасности поднимает голову. Поймать такого практически невозможно - он вскакивает и убегает.

Фото 18. Сонгметр
Прибор для автоматической записи звука - сонгметр. Мы устанавливали их на учетных трансектах в местах скопления сайгачат. Это позволяло записывать звуки детенышей, зовущих мать, и звуки самок, ищущих своих детенышей, которые появлялись около сонгметров через полчаса после ухода людей.

Фото 19. Группа самок и детеныши
На второй-третий день жизни многие детеныши ходят в стадах вместе с матерями. Матери ведут себя как обычно, не делая никаких скидок на то, что за ними следуют малыши. Они пасутся, бегают иноходью и галопом. Это дело сайгачат - успевать за матерью, что они с успехом и делают.

Фото 20. Стадо самок, кружащих вокруг учетной трансекты
При проходе людей самки расступаются, кружат вокруг учетчиков и смыкаются сзади. При этом стоит постоянный гул низких рокочущих звуков, которыми самки зовут своих детенышей. В сумерках он еще усиливается, и начинает напоминать громкий брачный хор лягушек.

Фото 21. Анатомическая диссекция погибшего детеныша
Некоторые слабые детеныши погибают вскоре после рождения. Обнаружив павших детенышей, мы проводили измерения носового и ротового тракта, и иногда делали анатомическую препаровку, чтобы сопоставить внешние измерения с анатомическими структурами. Эти измерения необходимы при выборе установок для анализа акустических признаков в звуках новорожденных сайгачат.

Фото 22. Измерения вокального тракта погибшей самки
Некоторые самки погибают от неудачных родов. При обнаружении трупов самок мы тоже проводили измерения носового и ротового вокального тракта для последующего выбора установок при акустическом анализе звуков взрослых самок.

Фото 23. Спасение сайгачонка из барсучьей норы
Этот сайгачонок провалился в старую барсучью нору. Попытки вылезти были безуспешны, о чем свидетельствовала вытертая шерсть на холке. Видимо, он провалился недавно, поскольку был еще полон сил, когда мы вытащили его норы. Встреча с учетчиками спасла ему жизнь, иначе бы он точно погиб. Это был самец, будущий рогач. После взвешивания он умчался резвым галопом подальше от коварной западни. Удачи тебе, живи долго и счастливо!

Фото 24. Кричащий сайгачонок во время взвешивания
Если во время взвешивания сайгачонок кричал, мы записывали его крики. Большинство новорожденных сайгачат ведут себя спокойно, а кричит примерно каждый восьмой детеныш.

Фото 25. Запись криков
Рекордер и микрофон всегда наготове. Как правило, удается записать от одного до четырех криков сайгачонка.

Фото 26. Сайгачонок кричит в степи
В природе сайгачонок зовет мать криками с широко открытым ртом. По этим крикам мать его находит и кормит.

Фото 27. Самка с двумя детенышами
За две недели экспедиции мы поймали на трансектах и взвесили более 500 сайгачат, записали крики 70 детенышей, и с помощью сонгметров собрали более 200 часов записей контактных звуков самок и новорожденных детенышей. Этот материал позволит нам лучше понять организацию вокальной коммуникации у этой удивительной антилопы - сайгака.