Купить билет на Новый год Вилле Хаапасало «Мой друг»

Вилле Хаапасало «Мой друг»

Рассказ Вилле Хаапасало

Мой друг

Эта история произошла в Московском зоопарке не помню точно в каком году, но ориентировочно в начале девяностых годов.
У меня вообще огромное количество историй. Когда меня спрашивают: «Правда ли это?» и восклицают: «Не может Быть!» – я и сам начинаю сомневаться в том, было это на самом деле или нет. Но обо всём по-порядку.
В Москве жил мой друг.
Я приходил к нему каждый день. Всю неделю. Семь раз подряд.
Он прекрасно знал финский язык, но не любил много болтать, мы понимали друг друга на уровне взгляда, жеста, поворота головы. Прекрасно, когда не надо много говорить, когда можно комфортно молчать.
Я не помню, как звали моего друга и мне до сих пор за это стыдно, но я не умел читать по-русски, поэтому не знал, что написано на его клетке. Да, он жил в клетке. В центре Москвы. Он был обезьяной. Или ОбезьяНом, как я его называл.
ДА, Я дружил с обезьяНОМ Московского Зоопарка.
И пожалуй, тогда в начале 90-х – он стал для меня первым другом из России.
Я родился заграницей. В Финляндии. В небольшой деревушке под городом Лахти. Играл в хоккей и отплясывал в ансамбле финских народных танцев.
Как мне простому финскому парню пришла идея в голову стать артистом и уехать учится в Ленинград, я уже не помню. Обычно я рассказываю версию, что хотел поехать учится театральному мастерству в Лондон, но перепутал поезд. Иногда про то, что не хватило денег на билет на самолёт до Лондона, а иногда про то, что друг отговорил, сказав, что Ленинград ближе, практически, «за углом»…
Да и какое это сейчас имеет значение? Мне было девятнадцать лет. Я весил 130 кг и ещё недавно был защитником в команде юношеской сборной Финляндии по хоккею. Про советский хоккей я знал много, и этого было достаточно, чтобы принять решение поступать в театральный институт в СССР. Помню, как на вокзал меня пришла провожать моя бабушка. Принесла с собой винтовку, обмотанную скатертью и долго меня уговаривала её взять с собой в поезд: «Внучок, возьми! Пригодится! К врагу едешь!». Дело в том, что у меня оба деда воевали в финской войне. Я задумался, но винтовку я все-таки не взял.
Приехал в Ленинград, не зная ни одного слова на русском. Ни одного! Совсем. Но поступил. Или решил, что поступил. Может меня взяли из-за денег. В девяностые годы я был ценным заграничным студентом, который расплачивался за своё обучение иностранной валютой.
Но ближе к зоопарку.
Одним из первых заданий в начале обучения был этюд на тему «животные». Я понял, что это мой шанс, потому что, кто лучше меня, иностранца, не говорящего по-русски, может показать безмолвное существо? Я выбрал обезьяну.
Были майские праздники. Самое время готовить этюд. Но я - финн, парень обстоятельный, поэтому решил, что в Ленинграде обезьяны очень скромные, интеллигентные, а мне нужны более наглые и уверенные в себе. К тому же, я ни разу не был в Москве.
Вот так я и решил поехать в Москву, посмотреть столицу России и заодно ознакомиться с обезьяним укладом знаменитого зоопарка.
Как вы понимаете, Москву я так и не увидел! Потому что все семь дней провёл в Московском Зоопарке. И Москва для меня после этого ещё долго ассоциировалась только с ЗООПАРКОМ.
Кремль – не знаю!
Большой театр – да ладно?
Макдональдс на Пушкинской – не смешите меня!
Москва - это Зоопарк. Клетки с обезьянами: мандрилы, львинохвостые макаки, гориллы – все коренные москвичи. Или нет, «понаехавшие» «красно-жопые». Они такие же иностранцы в России, как и я. Поэтому, незнание русского языка не помешало мне найти общий язык с моими новыми, на тот момент, практически единственными друзьями. Для обучения актёрскому мастерству я выбрал самого спокойного обезьяНа. Он был угрюм, молчалив, носил вязаную шапку и прекрасно владел финским языком. Я это почувствовал почти сразу и начал ему всё рассказывать, всё, что уже давно никому не мог рассказать:
О Сопках, об озёрах,
о хоккее,
о загадочной финской душе,
о том, как в первые три месяца жизни в Ленинграде меня грабили и 9 раз ударили по голове,
о том, что полюбил настоящую русскую кухню, что может быть прекраснее хачапури с вином Ркатители, когда другой еды нет,
о том, что похудел на 50 килограмм и мечтаю сыграть Раскольникова, а мне надо репетировать этюд и показывать обезьяну…
Мы много болтали. Он научили меня гримасничать, обезьяничать, кривляться. Впрочем, всем этим я до сих пор пользуюсь в своей профессии.
Обезьян настолько проникся ко мне, что уже делился со мной едой, обижался, когда я опаздывал, радовался моим успехам…
Я привык за эту неделю во всём советоваться с ним и доверять его мнению, поэтому день отъезда я решил поделиться с ним главным, своими сомнениями. Дело в том, что мне предложили роль в фильме, и я никак не мог решиться, сниматься в этом кино или нет. Обезьян присел на краешек клетки и стал внимательно слушать мой рассказ о том, что какой-то русский режиссёр позвонил и предложил сыграть в фильме про охоту…
Когда я сказал слово “охота” обезьян перевёл на меня взгляд, а потом презрительно от меня отвернулся и ушёл вглубь клетки. Я начал оправдываться и объяснять, что «Особенности национальной охоты» - это только рабочее название картины. Сценария я ещё не читал, но пообещал своему другу, что ни одно животное в этом фильме не пострадает. Тогда он повернулся ко мне и пожал мне руку. Мы договорились. Я понял, что он одобряет съемки в этом фильме.
Я позвонил режиссеру Рогожкину и сказал, что согласен, но только, чтобы ни одно животное в этом фильме не пострадало. Может быть поэтому в самом фильме так мало про охоту и так много про водку. Вот так обезьяна из Московского зоопарка изменила мою жизнь. Кто знает, чтобы было со мной, если бы я не снялся в том фильме. Ходите в зоопарк и может быть вам повезет так же как мне. А может и нет! Всё зависит от обезьяны. Ну или от человека.
Тогда я и подумал, почему в зоопарке нет клетки с человеком. Он же тоже один из представителей животного мира. Лично я был бы не против тогда, да и сейчас, пойти на такой эксперимент. Тогда помешало незнание языка, не смог договориться. Сейчас – нехватка времени.
А что, сидишь себе в клетке. Иногда общаешься с людьми. Тебя кормят. Моют. Развлекают. Гости приносят сушки, бананы, если повезёт, гамбургер из Макдональдса. Возможно размножение без обязательств. Свежий воздух. Никто не требует знания языка. Да и выступления – каждый день. Каждый день ты развлекаешь гостей, которые покупают билет, чтобы на тебя посмотреть.
По сути, в моей жизни всё так и сложилось. На сцене и в кадре. Я и есть – тот человек из зоопарка. Клетка – сцена. Гости зоопарка – зрители. Аплодисменты, еда вместо букетов. Всё тоже самое. Только честнее. Гораздо честнее. Потому что люди, которые приходят в зоопарк знают, что это ЗООПАРК.
А на клетке надпись: «ФИНН ВИЛЛЕ ХААПАСАЛО. ЛАУРЕАТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРЕМИИ, АКТЁР. ПРОСЬБА ИЗ РУК НЕ КОРМИТЬ».